?

Log in

No account? Create an account
Наверное, многие из ныне живущих, а, особенно, писатели, да блоггеры сталкивались с моей бедой – «не пишется». И нет определенной причины, есть тысяча отговорок: время нет, работа, занят, работа, время нет… Но в действительности, есть три варианта: обычная лень, отсутствие «музы», и сочетание первого и второго в различных видах. Я столкнулся именно с худшим, третьим, вариантом. Однако, человеческая воля может превозмочь многое, правда не все и не сразу. Потребовалось время и время значительное. На самом деле меня подтолкнули две причины, одна веселая, но старая, другая грустная, но свежее. Начнем, пожалуй, с навевающей печаль.
Меня часто спрашивают о том, как мне живется в Мьянме и нравится ли страна, люди, культура. Ответ не бывает однозначным в душе, но всегда утвердительно звучит прилюдно. И дело не в чем-то конкретном, а в общем положении. Живя в довольно замкнутом пространстве, пусть даже его границы расширяются до «иностранцы в Мьянме», невозможно всецело понять мьянманскую душу и их внутренние проблемы. Можно к ним прикоснуться, отчасти даже проникнуть глубже, но не всецело.
Я люблю разговаривать с бирманцами, не только с теми, кто занимает какие-то посты, но даже с самыми простыми ребятами. Правда, мой контингент ограничен языковым барьером, и я общаюсь с теми, кто может разъясняться хотя бы на ломаном английском. А хочется большего. Не могу объяснить, зачем мне это надо, ведь в жизни не пригодится, да и помочь им ничем особо не могу. Но интересно. Не подумайте, что это какие-то сплетни или судачество, я расспрашиваю их о жизни, детстве, как у них проходит день, что их интересует. Пытаюсь рисовать некую картину в голове, которая с самого начала ужасно размытая, но иногда удается маленькими пазликами воспоминаний сложить кусочек чего-то единого и цельного. Люблю разглядывать Янгон, проезжая на машине по улицам, смотрю в лица людей. Часто на одной и той же улице, которую изъездил уже десятки раз замечаешь что-то совершенно новое и любопытное. А бывает, попадаешь в районы, где никогда даже не был – Янгон большой и вытянутый город.
Только сегодня вечером разговаривал с бирманцем, тихо сетовавшим на условия жизни в стране и высокий налог на приобретение автомобиля. Не секрет что улицы Янгона заполнены машинами 80-90-х годов выпуска, встречаются даже экспонаты далеких 50-х. Но цены очень высоки. Toyota конца 80-х годов выпуска может стоить до 30 тыс. долларов. Лишь малая часть оборудована кондиционерами, ездят в основном с открытыми стеклами. Но при всем при этом встречаются такие автомобили, что невольно задумываешься – а откуда столько денег? В России тоже иногда задаешься подобным вопросом, но здесь он во 100 крат, нет в 300 крат острее (именно 300% налогом от стоимости облагаются автомобили при покупке). Опять же сегодня вечером, возвращаясь из магазина, прошел мимо парковавшегося «Линкольна Эскаладо», огроменной машины с мощнейшим двигателем. По бирманским меркам такой будет стоить не меньше 1 млн. «зеленых». Могут заметить, что правительство иногда выдает отдельным лицам или компаниям разрешения не беспошлинный ввоз автомобилей. Все верно, но такое просто так, каждому встречному не дают. Опять же за заслуги. А вот какие такие заслуги?! Этот вопрос останется без ответа.
Кажется, что большинство автомобилистов в Янгоне это таксисты, отчасти оно и верно. Необходимо выплатить\отработать покупку авто, желательно на самом же автомобиле. А это такси. Дорого ли такси?- спросите вы. За 30-50 рублей можно доехать до центра, это минут 10-15 езды. За 120 от центра до аэропорта, а это уже минут 30 езды. Дорого или дешево судить вам. Как сравнение на автобусе до центра можно доехать за 3-6 рублей.
Дорого ли питание. Опять на ваше субъективное – в Park Royal Hotel буфет (шведский стол) стоит 15-17 $, но, как понимаете, редкие простые бирманцы туда ходят. А на улице и в местных кафешках можно утолить голод от 0,5-1 $. Я показываю некие крайности, но в них виден тот разрыв в жизни, существующий в Мьянме.
Каждому может понравиться любая страна, когда ты не считаешь денег в своем кошельке и можешь позволить если не все, то очень и очень многое по местным меркам. А другое дело, когда ты живешь на самую среднестатистическую з\п и тебе необходимо на этом протянуть месяц. Понимаешь, как это можно так – «оторваться от земли». Это очень легко, деньги дают крылья, но в придачу затемненные очки…
Именно по этому, у меня двоякое отношение к вопросу об отношении к стране. Как «слепцу с кошельком» мне нравится Мьянма, ее культурное наследие, природа, атмосфера. Но, как «думающий реалист» не могу отстраниться от данности…
Под конец, дабы немного развеять томные мысли, решил написать анекдот, услышанный мною довольно давно, но до сих пор вызывающий улыбку на губах
И так, представьте. Советский Союз. В Москву из Вены, послу очередного конкурса скрипачей возвращаются двое советских участника. Один занял второе место, а другой последнее. Сильно горюет первый. Что не удалось ему взять первое место, больно кручиниться. Подсаживается к нему второй и давай успокаивать:
- Ну чего ты так переживаешь? Ты же второй в мире. В мире! Представь себе, один из лучших!
- Эх, как же ты не понимаешь?! Если бы я взял первое место, мне бы вручили скрипку Страдивари!
- Да, далась тебе это скрипка. Скрипка да скрипка, мало ли их?!
- Ах, как же тебе объяснить?!... Понимаешь, для меня эта скрипка…ну, как для тебя маузер товарища Дзержинского!
Вот на такой неоднозначной ноте и заканчиваем сегодняшний опус. Всего доброго.
...Так везите от Суэца меня прямо на восток
В глушь, где Заповеди наши человеку невдомек
Там и колокол церковный обо мне поёт давно
Там у пагоды девчонка все еще глядит в окно
По дороге в Мандалай
Где была не жизнь, а рай
Где больных под тентом лечат по дороге в Мандалай
По дороге в Мандалай
Где летучих рыб игра
Где во время гроз от молний небо рвется пополам.

В Янгоне стояла жара далеко за 40 градусов, такого сухого сезона не помнили даже старожилы. Одни поговаривали об изменении климата, с умным видом выдавая «свои мысли» о глобальном потеплении, парниковом эффекте, короче всю ту чушь, которую гонят на нас из телевизоров. Бирманцы становились все грустнее, переговаривались между собой о новых смертях от солнечных ударов и удушающей жары. Искали объяснение аномального потепления во всем, включая устройство государственного правления.
Я виновных не искал, ответы тоже, меня больше заботило то, где можно от жары было спрятаться и ее переждать. Не то чтобы она сильно мешала жизнедеятельности, но хотелось прохлады. Кондиционер, душ по несколько раз за день не всегда помогал, лишь сбивал симптомы. Но выход был найден! Мне предложили поехать вместе с небольшой группой на север страны, точнее, в самый ее центр в город Пьинулвин (Pyin Oo Lwin). Казалось бы, центр Мьянмы это горячая сковорода, где там найти прохладу?! Однако этот городок, с надо заметить славной историей, расположился в предгорье Шанского нагорья (Shan Yoma), на более чем километровой высоте от уровня моря. Как для меня, вся эта «высота» ничего не говорит, мне главное было, что он в горах и там, как говорят, прохладно.
Велико ли дело отправится молодому в путь – только подпоясаться. Так, впрочем, и было. Хотя нет, как человек основательный и нелюбящий непредвиденных ситуаций, я захватил с собой все самое необходимое, а именно деньги. Отправился налегке, лишь немного замедляли мой ход чемодан, сумка и ноутбук, но этот момент мы опустим – ведь поехали-то на машинах.
В пятницу, после обеда, из Янгона, помахав перед этим Шведагону, выдвинулись в путь. Около часа занял выезд из черты города, но вот она – «вилка-развилка» - дорога уходила в сторону Баго, где я уже бывал, но не писал об этом, и на Нейпьидо. Определить столичную дорогу очень легко – бетонка шириной для авиалайнера. Лиха беда начало, подъехали к КПП («Куда поехал?! Плати!»), отдали за проезд по дороге на автомобиле 5 тыс. кьят и….газ в пол, руль на себя…взлетаем!
Дорога позволяет разогнаться до 160, можно и выше, при желании. Вызывает особый интерес, что эту бетонную дорогу строили практически вручную, да и сейчас продолжается доведение ее до ума. Часто встречались рабочие, которые обычным валиком, вымазанным в краску, чертили по краю дорогу неровную желтую линию – цивилизация, да и только! Хотя, с другой стороны – люди то заняты, безработица уменьшается. Ну, ездил бы один на спецтехнике, а другие бы как на хле…, простите, на рис зарабатывали?!
Едешь по тропической Мьянме, а кажется, что по африканской саванне. Выжженная земля, лишь редкие пучки пальм и зелени, в которых затаились крохотные тростниковые хижины. Неспешные серые буйволы (чьуэ) медленно переставляя ноги, тянут высокую повозку, загруженную доверху сушняком. Изредка прогоняют стадо горбатых коров, которых я называю зебу, пару раз был замечен в небе кружащий в поисках мертвячинки стервятник. А дорога пустая-пустая, редки встречные машины, а если встречаются, то чаще всего это рейсовые автобусы, посольские, ооновские или правительственные джипы и минивены.
В Нейпьидо мы прибыли, когда город накрыла ночь. Однако это нисколько нам не помешало. «Город-призрак», как любят его уничижать в западной прессе, встретил нас яркими огнями столбов вдоль просторных четырех-, шести-полосных, в одну сторону, дорог. Меня это поразило, если быть откровенным. Не знаю чем особенно, но что-то в этом городе есть. Мы поездили по нему ночью, чувствуется масштабность, продуманность и имперская величественность. Понимаешь, что Янгон начинает хереть, хотя еще силится продемонстрировать свою стать, заявляя о себе как самом крупном городе Мьянмы. Но, Нейпьидо – это юный богатырь, новая поросль, которая в будущем покажет себя, дай лишь время. За Нейпьидо будущее, истинная столица Новой Мьянмы…
Отступление:
Вчера ходил на лекцию французского ориентолиста, посвященную бирманскому королю Алаунгпаю (Alaungpaya), надо заметить выдающийся правитель был в истории Мьянмы. Профессор отметил, что одной из особенностей бирманского величия для короля было возведение нового дворца, а еще лучше – новой столицы. Время идет, но люди меняются не так быстро. Чувствуется, что во многих аспектах жизни бирманцы не далеко ушли от своих предков. И Нейпьидо этому подтверждение.
…Вернемся к дальнейшему повествованию. Остановились мы в гостинице Thingaha, очень хорошее место, прекрасные номера. Особенно порадовала ванная комнате, где кроме самой ванной был еще и душ с различными насадками. Ресторан при отеле достаточно дорогой, но утром там предлагают вкусный завтрак на выбор.
Поужинать решили в ресторанчике «Мо Кайн До» (кажется так произносится) находится рядом с кафе Сантино, что недалеко от центрального рынка Нейпьидо. Ресторан ничем не примечательный, разве что не плохая кухня. Нас отвели в отдельную залу, посадили за обдуваемый ветром и вентиляторами столик, окружили заботой и вниманием. Как только подали первые блюда, зала стала быстро наполняться бирманцами разных возрастов. Думаете случайность?! Нисколько, отличное вечернее развлечение – поглазеть на группу «белых объезьян» (мьяо пью). Мы не стали их разочаровывать, сделали пару фотографий, а дети, которые были с нами, позабавили их своей непослушностью и ребячеством. Думаю, бирманцы остались довольны, а нам и не жалко совсем.
Утро было прохладным в Нейпьидо и сухим, по сравнению с влажным Янгоном. Но, солнце постепенно стало увеличивать свою теплоотдачу – и, тем не менее, мне Нейпьидо понравился. При свете дня еще поездили по городу, посмотрели пагоду Упатантита (вроде так). Жаль только спешили и сразу найти сроящийся правительственный комплекс не смогли, местные жители сами с трудом ориентируются в Нейпьидо и где Хлуто (Парламент) ответить однозначно не могли - путались в показаниях.
Махнув на Хлуто рукой, направили машины в сторону Мандалая. И вот он знаменитый путь Киплинга – По дороге на Мандалай…
Там, где пагода в Мулмэйне* сонно смотрит на залив
Знаю, есть одна девчонка, что вздыхает, полюбив
Ей гудят и ветры в пальмах и в церквях колокола:
«Где же ты, солдат английский, возвращайся в Мандалай»
Поскорей вернись сюда,
Слышишь, хлюпает вода -
К Мандалаю из Рангуна мчат колесные суда
По дороге в Мандалай
Где летучих рыб игра
Где, придя в залив с Китая, буря небо взорвала…
Привел лишь отрывок из поэмы, Люблю Киплинга с детства. Кто же знал, что пройдут года и мальчик, зачитывающийся Маугли и другими произведениями Киплинга, повзрослев сам пройдет часть этого пути...дороги на Мандалай из Рангуна. Неисповедимы пути Всевышнего…
По дороге остановились в зоопарке Нейпьидо, он находится в нескольких километрах за городом. Целый парк с животными, правда, они как и люди сильно страдали от жары. Пробыли мы там чуть более часа, посмотрели двух белых тигров, ради которых, в общем то, и останавливались. Большие, красивые и благородные кошки лежали в своем бетонном вальере, прячась от изнуряющей жары. Белоснежный мех с черными полосками лоснился – чувствовалась особая забота за чья пью (белый тигр). Потрогали за лапу рыжего тигренка, как он грозно рычал и пытался перегрызть стальные прутья! Засняли льва (чьинты), спящего под деревьями. Царь зверей лишь один раз оторвал свою тяжелую косматую голову от земли, посмотрел на назойливых туристов, зевнул и вернулся ко сну. Посетили белоруких гиббонов, дикого бабуина, что бросался на людей и пытался достать их длинными когтистыми лапами – а когда обижался, показывал всем свой большой красный зад. Есть там и пингвины, но мы не пошли их смотреть. Что мы пингвинов не видели?! А вот бирманцы по ним просто пищат! …Ковальски, доложить обстановку! Есть Шкипер! Идем ко дну…
Распрощавшись со зверьми, сели по машинам и продолжили наш путь. Путь в сторону прохлады и гор…О где ты мой Пьинулвин?!...А нас еще ждал Махамуни Будда в Мандалае…

Заметки из жизни

Как известно, со временем проходит новизна во всем, притупляются чувства, краски постепенно тускнеют. Это неизбежно, организм не может постоянно гнать большую дозу тех веществ, группы полипептидных химических соединений, по структуре сходных с опиатами (морфиноподобными соединениями), которые естественным путем вырабатываются в нейронах головного мозга и обладают способностью уменьшать боль, аналогично опиатам, и влиять на эмоциональное состояние, которые принято называть эндорфинами – гормонами счастья. (как сказал то!)
Начинаешь подмечать вещи и действия чуждые, если не сказать чудные. Около месяца назад прочел в местной газете, что правительство ввело обязательное лицензирование импортного алкоголя. До этого такой системы не было, на местное было, на импорт – нет. Обязательно на каждом алкоголе от пива до ликера, и даже на воде должны быть специальные марки – очень похожие на наши российские. Зайдя совершенно недавно в наш соседний магазин наблюдал следующую картину. В винно-водочном отделе на полу, в позе лотоса, перед несколькими коробами со спиртным сидела троица и наклеивала с помощью скотча эти самые марки. Лица у них были настолько творческими и воодушевленными, прям как дети этим занимались с интересом, чуть прикусив язык. Взяв две бутылки хорошего вина, прошли к кассе пробить. Молодая девушка с улыбкой приняла бутылки, провела по штрих-коду и… принялась аккуратно снимать лицензионные марки, дабы впоследствии прикрепить их на другие бутылки. Одна пошла хорошо, на скотче была, а вот со второй беда – на клей посадили. А как известно, бирманский клей самый клейкий клей в Бирме. На лице кассирши проступило вначале недоумение, затем обида, а потом умиротворение на гране «пофигизма». Еще одно знаменитое бирманское состояние «ябаде», от одноименного высказывания со значений «все нормально» - «забей»…
Где обычно можно встретить турфирмы? Да мало ли мест…а в больнице, клинике вы видели обычное турагентство?! Самое обычное, никак не связанное с лечением или медицинским туризмом? А я видел. Здесь, в Мьянме. Пришлось на днях съездить по просьбе знакомых с ними в клинику, не в этом суть. Прибыв на место сразу оценил большое количество пациентов, все сидели, молчали и ждали. Словно на вокзале или в кинотеатре, в смысле так были расставлены стулья для ожидания – в несколько рядов один позади другого. В белых и голубых халатах ходили доктора и медсестры. Знаете, я уже несколько раз бывал в клиниках и больницах местных, по тем или иным причинам, и заметил, что доктора здесь либо пожилые мужчины, либо молодые девушки. По крайней мере, с этим мне пришлось столкнуться. Коль речь зашла о клиниках, здесь есть разные варианты, от «зачуханых» больниц общего пользования, до современных клиник, цены в которых иностранцев покусывают, а местных просто нещадно загрызают. Еще одна бирманская мудрость – в Мьянме болеть нельзя, а тяжело болеть – дорого… Ну так вот, во время ожидания меня привлекли яркие вывески со знакомыми наклейками - логотипы авиакомпаний, приглядевшись понял – внутри клиники, среди ожидающих своей очереди пациентов, примостилось туристическое агентство. Место людное, однако, сомневаюсь, что люди, страдающие тем или иным недугом, именно придя в больницу, задумываются, а куда бы ему заодно отправится отдохнуть. Хотя, возможно я не знаю бирманцев…
В скоро будущем, буквально на следующей неделе нас охватит, закрутит и измочит в холодных потоках воды бирманский Новый год – Тинджан. Эта водная феерия и «день неповиновения» продлится больше недели, для меня все впервой, но наслышан. Наслышан…Особое неудобство в том, что большую часть праздника магазины и рынки будут закрыты, автобусу перестанут ходить. А где люди? Люди празднуют…Вилабаджо все еще моет посуду, а Вилариба уже отдыхает. Так, что надо затариться продуктами и всем необходимым загодя и перейти в оборону – нам бы день продержаться, да ночь простоять. Вчера как раз ездили в магазин, набрали основных продуктов. Что примечательно, кассиры здесь работают стоя и два раза пробивают товар – то есть, проводят его по штрих-коду, а потом еще enter’oм подтверждают цену – что значительно замедляет товаропоток. Не знаю, кто установил такие правило, но они довольно утомительные, как для покупателя, так и для продавца. Весь день на ногах, да такое двойное мытарство.
Побывать в Мьянме, Янгоне, и не посмотреть Шве Дагон самая большая ошибка. Не увидев этот религиозный комплекс нельзя сказать, что ты побывал в загадочной Золотой стране. Это тоже, что быть в Москве, но не увидеть Красной Площади.
Шве Дагон это больше чем достопримечательность, это мир в миниатюре. Но все по порядку…
Когда я приехал в Мьянму, я уже довольно много знал о стране благодаря сайтам, блогам и путеводителям. И, конечно же, я слышал о Шве Дагоне. Приведу отрывок из книги Н.А. Листопадова «Страна к югу от горы Меру»:
«Даже если бы в Рангуне не было никаких других достоприме¬чательностей, кроме Шведагон, то и тогда этот город заслуживал бы того, чтобы его посетить. В бирманском фольклоре Шведагон, вздымающаяся на 99-метровую высоту, получила название золо¬той горы. Шведагон напоминает гигантский колокол, увенчан¬ный зонтом — короной. Поверхность колокола обшита золотыми листьями. Высокопробного золота тут несколько тонн. Шпиль па¬годы усыпан множеством драгоценных камней: рубинами, сап¬фирами, алмазами, изумрудами. Исполинская ступа-колокол ок¬ружена 68 пагодами поменьше. Величественный ансамбль гармо¬нично дополняется павильонами с многоярусными тиковыми крышами с ажурной резьбой.
Любая драгоценность нуждается в соответствующей оправе, которая позволяет ей засверкать всеми своими гранями. Величие Шведагон эффектно подчеркивает сам высокий холм, на кото¬ром стоит ступа. Во-первых, он очень зеленый, благодаря расту¬щим тут пальмам, магнолиям, другим деревьям. Сочетание золо¬того и зеленого весьма удачно. Когда я смотрю на Шведагон, то, как это не покажется странным, вспоминаю малахитовый зал Эрмитажа с его позолотой. В Бирме малахита нет, зато очень мно¬го нефрита, или джейда — камня, играющего всеми оттенками зеленого. Сама природа создала для Шведагон роскошный нефри¬товый постамент. Во-вторых, холм как бы отстраняет буддистс¬кую святыню от той будничной суеты, которая там, внизу. Ничто не заслоняет, не мешает созерцанию Шведагон — она возвыша¬ется особняком».
Признаюсь, что это я прочел уже будучи в стране и два раза посетив храмовый комплекс, но отрывок передает картину очень хорошо, с нежностью любящего сердца.
Первый мой визит был скорее данью уважения, а возможно просто «для галочки». Второй мой подход был подготовленным, я думал о нем и подыскивал подходящее время и настроение. Чтобы почувствовать суть Шве Дагона, надо быть буддистом, чтобы хотя бы прикоснуться к ней, надо плавно к этому подойти, подготовить разум и душу. И тогда он, возможно, приоткроет для вас свои тайны, поделится теплом и умиротворением.
Войти в этот раз я решил через Западные врата, в первый раз поднимался наверх по башне-лифту и не получил от этого особого чувства. У входа замерли суровые стражи-львы, готовые защитить Святую Твердыню от любых нечестивых нападков. Неспешно я осмотрелся, сделал несколько фотографий – было около четырех часов дня, солнце спало, перестало беспощадно жечь, лишь грело и ласкало своим теплом. На каменных ступеньках замер молодой бирманец с сумкой-рюкзаком за спиной, он наметанным взглядом обратил на меня внимание. Вскоре заговорил на очень неплохом английском, представился Кимом, местным гидом и, как водится, предложил свои услуги. Я не был против, ведь и шел сюда за тем, чтобы как можно больше узнать о Шве Дагоне. А кто может сказать больше, чем местный житель?!
Оставив тапочки в прохладном помещении, как известно в буддийские святыни входят босыми, мы потопали по прохладному мрамору наверх. Вначале ступеньки, а затем показался эскалатор. Ким поведал, что это самый первый эскалатор в Мьянме, теперь же они встречаются в почти всех более-менее крупных магазинах. Поднялись на самый верх, где прошли через кассу – с иностранцев за вход берут по 5 долларов, с местных в несколько раз меньше.
Немного истории:
«В VI веке до н.э., вскоре после того, как четвертый Будда, Гаутама, достиг просветления, ему повстречались два брата, бирманских торговца, и вручили Будде медовый пирог. Гаутама подарил им на память восемь своих волосков. Дорога братьев была трудной, и им пришлось расстаться с четырьмя из восьми волосков. Но когда купцы добрались до Мьянмы и открыли шкатулку с даром Будды, произошло чудо - волосков было по-прежнему восемь. Чудеса продолжались: слепые начали видеть, немые стали говорить, а хромые побежали по всему свету сообщать эту радостную новость. Шведагон считается единственной пагодой на земле, в которой хранятся реликвии от всех четырёх Будд: наряду с волосками от Гаутамы в ступе хранится чашка от первого Будды, покров - от второго, и посох - от третьего. В конце концов над священными реликвиями было построено несколько пагод - одна над другой, - сооруженных из разных строительных материалов. Холм превратился в место паломничества, и первым аристократом, пришедшим поклониться святыням, стал в 260 году до н. э. индийский царь Ашока».
Описать все красоты храмового комплекса едва ли позволит мне мой косноязычный язык, здесь нужен истинный мастер пера и слова…
Поражает палитра красок – солнечно-золотая и белоснежно-белая, словно седые горные вершины увенчаны прекрасными коронами, инкрустированные тысячами самоцветами. Золотой колосс Шве Дагона величественен, подобен древнему мудрому царю, смотрящему за своим народом с отцовской любовью. К нему припадают и обращаются верующие, к нему приходят за мудрым советом. Приходят уже несколько тысяч лет. Даже не будучи буддистом, все равно можешь почувствовать ту добрую энергию, которая заполняет это место. Сразу чувствуешь себя как дома, спокойно и умиротворенно. Гортанно читает молитвы на языке пали монах, его голос разносится по всему комплексу, чему способствуют достижения современной техники.
Мы идем по прохладному белому мрамору, ступаем туда, где некогда проходили сильные мира всего. Сколько же людей прошло через Шве Дагон – бесчисленное море. Ким рассказывает мне про мудры – положение рук и тела Будды – вот он дотрагивается дланью до земли, а левая рука обращена ладонью к небу – мудра просветления. А вот длань у груди и ладонь обращена наружу – мудра Защиты. Существуют, если я не ошибаюсь, 11 мудр, каждая с особым значением. Ким показал мне лишь пять, наиболее распространенных.
Зашли в один из храмов-беседок – тишина и только журчит вода. Подходим ближе и видим «отпечаток ноги Будды», наполненный живительной влагой, а сторожит его большой морской дракон – нага. Ким сложил руки лодочкой, наполнил их водой, отпил и умылся. Он сказал, что это придает крепость телу и духу. Под другим навесом сидел и читал молитву монах, в центре была большая «клетка», пол которой устилали свернутые банкноты – люди загадывают желания и кидают денюжку через верхние прорези в клетке, если попали - сбудется. Несмотря на предложение Кима, пробовать не стал – пусть мои желания побудут еще со мной, созреют, их время придет.
Шве Дагон окружен целым рядом ступ поменьше, а так же статуями духов-покровителей дней недели. Возможно, не все знают, что в Мьянме не 7 дней в недели, а целых 8. Да-да, так здесь принято – среда по полудню делится на два дня. Немного о покровителях, понедельник патронирует тигр, вторник – лев, среду 1 – слон с бивнями, среду 2 – слон без бивней, четверг – крыса, пятницу – морская свинка/хомяк, субботы – нага, а воскресенье - человек-птица Галон.
Люди верят, что между людьми вторника (лев) и субботы (нага) не может быть дружбы, что уж говорить о удачном браке. Лев и нага не любят друг друга, о чем свидетельствуют несколько статуй – лев кусает за хвост дракона, дракон пожирает льва. Рожденные в пятницу отличаются излишней общительностью, если не болтливостью. Рожденные ночью в понедельник и вторник тяжелым характером, часто люди суровые, если не сказать злые – ибо ночью тигр и лев выходят на охоту и наиболее опасны. Люди среды чаще всего спокойные и уравновешенные, но тяжелы в гневе – опасен слон, когда он взбешен. Почему две среды и два слона, пока до конца не выяснил – надо поговорить с астрологоми, им лучше знать.
В Янгоне встретить изображение льва ничего не стоит, оно везде, от статуй у пагод, до этикетки местного пива «Дагон». И говорят, что так только в Янгоне, в других городах изображений львов не так много. В чем же причина такого уважения к животному, которое реально в бирманских лесах не водится. Может это символ власти, как в Европе?! Об этом я спросил у Кима. Гид улыбнулся и поведал историю:
В стародавние времена на месте Янгона стоял другой город, точнее город то все тот же, только название изменялись. Была у местного короля дочь, охочая до мужских ласок, да только никто не мог ее ублажить. Царь стал волноваться за свою дочь и в «воспитательных мерах» направил ее одну в лес, но, как известно, «кто ищет, тот всегда найдет». Встретился на пути царственной девы лев и полюбились они – от этого союза понесла принцесса и появился на свет здоровый и крепкий малыш. Царь, совсем истосковавшийся по дочери, призвал ее ко двору, а, делать то уже нечего, ее сына признал принцем и наследником. Время бежало, принц рос, становился всех сильнее и быстрее, и, после смерти дедушки, стал он править всей землей наследной. Однажды приключилась беда в царстве, повадились львы рыкающие и злобные разорять деревни, да губить люд мирный. Царь – защитник всех, должен, по обычаю, восстать и сразить зло лютое. Так, наш «Король лев» и поступил, в битве сразил вожака львиного прайда. Только радости ему лично это не прибавило – приключилась с ним беда, разболелась голова. Никто причины не знал той боли (есть подозрения, что много возлили в честь победы), однако пришел астролог и поведал горькую правду – что сын отца убил. И не будет покоя отцеубийце, пока не замолит он свой грех. Царь покручинился, но выход нашел – приказал всем в своем царстве чтить львов и поместил их изображения у всех святынь, в том числе и в Шве Дагоне…
Вот такая легенда существует, не столько это знак власти, сколько символ уважения и примирения… Кстати о названии самого Янгона. Скорее всего, это были цари Пагана, кто захватил древний город Дагон. В ознаменовании своей победы, они решили переименовать населенный пункт в Янгон, что означает «конец врагам» или «конец вражде», горожане любят говорить, что Янгон это «город мира». И совсем недавно узнал, от того же Кима, что Мьянма означает «Быстрый и Сильный» - такие вот говорящие имена у города и страны.
Про Шве Дагон можно ведать долго, но лучше всего молчать. Мы с Кимом в тишине просидели целый час, наблюдая, как уходит солнце и вступает в свои права ночь. Загорались огни, а мы сидели и молчали, словно так и должно быть. Мысли куда-то ушли. Ушло все…
Я живу в Мьянме уже полтора месяца, кажется, что прошла целая вечность. Что-то далекое и нереальное, затянутое сизой дымкой осталось там, в России. Там мои родные и друзья, там мое прошлое. А настоящее здесь. Пока здесь…
К моему глубокому удивлению, меня пригласили в гости. Одно дело встретиться, поговорить где-то на стороне, а другое когда приглашают на свою территорию. Я уже и забыл, как это – приходить к другим домой. В Москве это не принято, навещают чаще всего только родственники. Люди отдаляются, закрываются в себе. Мой дом – моя крепость, причем одиноко стоящая, противопоставленная иным крепостям. Часто мы даже не знаем имен своих соседей по лестничной клетке, что говорить про весь дом или этаж. Здесь все иначе, но с другой стороны, пригласить чужеземца, белого в свой дом – я думаю не дело пяти минут…
Я еще спал, когда в дверь тихо постучали. Тяжело раскрыв глаза, я посмотрел на часы – ровно 9,00. Уже пора вставать, но все же был выходной – может еще немного?! Стук повторился, став немного настойчивее. Натянув футболку и шорты, доковылял до входной двери, потирая сонные глаза, открыл и посмотрел на утреннего гостя. Яркая приветственная улыбка встретила меня – Джули. Я жестами пригласил войти, что-то пробурчал и пошел в ванную. Минут через десять я был готов продолжить путь, куда бы меня не повели. Спустившись вниз, прошли чуть-чуть – нас уже ожидала машина – пикап Тайота, такие очень распространены в Мьянме. Вместительные и неприхотливые. Особенно они популярны у водителей местных «маршруток». Это отдельная тема для разговора. Дверь открылось из нее выскочила девчушка лет шести-семи, с лицом разрисованное танакой – дочка Джули. За рулем, улыбаясь во весь рот, сидел ее муж Майкл. Сразу бросились в глаза его белоснежные и крепкие зубы, явно он не злоупотреблял бителем (от него со временем десны расшатываются, становятся кроваво-красными, а зубы чернеют). Поприветствовав друг друга, мы тронулись в путь, по дороге немного пообщались. Узнал, что Майкл любит футбол, что совершенно обычно, он отметил Аршавина, как одного из любимых его игроков. Да, прям так уж и поверили !) Хотя, эти вопросы мне совершенно безразличны – Ковальчук и Овечкин наш выбор! Но, хоккей здесь не знают, либо слушали как нечто загадочное и холодное. А про Зимнею Олимпиаду вообще не знают, глаза от удивления расширяют и качают головой.
Ехали долго, я даже в этом районе Янгона не был, хотя покатался по нему достаточно. Город большой, живут здесь несколько миллионов человек. Асфальт временами сменялся грунтовкой и вновь возвращался, вскоре показался район, украшенный зелеными флагами с белой звездой на красном фоне. Возможно район военных, но не уверен. Подъехали к небольшому деревянному одноэтажному домику, рассчитанному на три семьи. Как это вам описать – вытянутая в длину клеть, разделенная перегородкой на два сектора: общую комнату и кухню, где также ночуют. Внутренние стены строения обвешаны газетными листами, календарями и яркими картинками, на одной из стен весят три небольших картины с русским пейзажем. На другой плакат Дэвид Бэкхем с мячом и календарь из русского Журнала Maxim – с обнаженной Верой Брежневой на обложке. Красота!) Приметил еще одну особенность, рядом к христианским крестом и карточками с Христом и Богородицей с пылающими сердцами, было святилище Будды с рисовым подношением и ароматическими палочками. Джули сказала, что она католичка, а муж буддист. При этом, Майкл и его мама, которая живет вместе с ними, на вид индусы чистой воды. Вот так все смешалось в Мьянме, народы, культуры, религии, кровь, души. И это все сосуществует и живет в гармонии. Поразительно…
В центр комнаты выставили стол, расстелили скатерть, поставили на него блюда, во главу стола основной бульон, вокруг зелень, кусочки лимона, мяса, сушеной рыбы, лапши и чего-то еще – составляющие мохинги. Я сел, на мое предложение присоединиться вежливо ответили, что уже поели. Пока я поедал мохингу, в дом приходили различные люди, мне их представляли, о чем-то переговаривались, показывали на меня. Было интересно, но как-то неловко. Странно все, необычно. Пришла молодая красивая девушка со своим мужем, она хорошо говорила по-английски – работает в Американском центре, мечтает уехать из шумного Янгона в деревню и открыть там вегетарианский ресторан. Мы с ней поговорили об этом и многом другом, хороший собеседник. Был я в гостях не больше часа, поблагодарив всех пошел вместе с Майком ловить такси. Майк договорился с водителем, чтобы он довез меня до дома, быстро объяснив как доехать. Распрощавшись с семьей, поехал обратно к себе, в голове прокручивая раз за разом это мимолетное знакомство с жизнью мьянманцев. Добравшись до места назначения, протянул водителю деньги по счетчику, но он, улыбаясь, отказался, постучав по карману – дескать, все оплачено, шеф. И когда только Майкл успел дать ему денег?!..
Ночная жизнь, я думаю, громко сказано. Вечерняя жизнь, будет самое точное определение. Темно в городе уже в 19-том часу, слабое освещение дают квартирные окна, витрины магазинов, фары автотранспорта, да редкие фонарные столбы. Случилось так, что в некоторых районах города пропал по неизвестным мне причинам интернет, и восстанавливался он в течение недели. Наш попал в их число и «осчастливили» его в последнюю очередь. Это присказка. Вот в один из таких темных вечеров, когда дома делать нечего, мы и направились прогуляться по славному Янгону. Прошлепали сандалиями по центру, вокруг Суле-пагоды и дальше, заглянули в местную «кафешку». Собой она представляла четырехугольное помещение, облицованное кафелем, с одной стороны полностью открытое уличному движению, а в противоположном конце разместилась душная кухня, где стряпали полуодетые или полураздетые (теория полноты стакана) кухары (иначе и не назовешь). За низенькими столиками на низеньких пластиковых табуретках разместились редкие группки мьянманцев, уплетающих за обе щеки «дары кафешки». Обслуживание ведется очень просто – на столиках в тарелочках разложены несколько варинтов хлебобулочных изделий-печеностей, ерядом стоит чайник и пара чашечек. Ты спокойно ешь и пьешь, а после «официант» подходит, подсчитывает съеденное тобою по нехитрой схеме-«что пропало, то сожрало» и выдает счет. Все очень дешево и очень вкусно. Мьянманцы умеют печь и делают это очень хорошо, сказывается специфика региона, где сочетается несочетаемое и смешивается несмешиваемое. Перекусив на скоро руку и быстру ногу, мы отправились дальше. На нашем пути оказался, привлекая игрой света и разноцветными наклейками на входных дверях, интернет-клуб. Час стоит от 300 до 400 кьят (чжа), приблизительно 20-25 рублей. О скачивание можно даже не говорить, но посмотреть почту, поболтать и початится свободно. Просидели мы в клубе не долго, моего товарища призвал «зов предков». И призыв был столь сильным, но мочи не было. Отправились на поиски уборной. Как оказалось, дело это не такое простое, как может показаться на первый взгляд. Здесь на улицах не стоят биотуалеты. Решили найти заведение, бар или клуб – там то уж должно быть отхожее место – «оазис страждущего». Впереди показались вывески музыкального клуба, воодушевленный и подгоняемые приливом снизу (учтите прилив был только у одного, но шли все), мы направились приямком туда, успевая разругаться с таксистами, которые правила дорожного движения не то, что не соблюдают, они не знаю что это такое в принципе. Нас встретила громкая музыка, сладкое пение девушки на сцене и гробовое молчание посетителей заведения. Улыбчивый персонал выделил нам столик, (просто так «долг» не отдашь), пока мой друг занимался своими делами, я заказал себя коктейль и сидел, наблюдая за сценой и публикой. Одна певица сменялось другой, иногда на сцену выходил официант с длинным боа, и под громкие хлопки своих товарищей одевал его на девушку. Зрители молчали. Пришел мой друг, уставший, но довольный жизнь. Решили посидеть и понаблюдать, ничего нас больше в дорогу не гнало. Постепенно в мое голову стали закрадываться крупицы сомнения, что-то это мне все напоминало. А когда на сцену под музыку вышли около десятка девушек и стали шагом моделей вышагивать, демонстрируя нехитрые наряды – я все понял! Это было одно из мест, где можно было снять девушку. В Мьянме, как и во многих странах, проституция вне закона, но здесь она приобрела особый вид – «показа мод». Все проходит чинно благородно, девушки то в вечерних платьях, то в джинсах и топиках, то в юбочках вышагивают по подиуму, а потом по очереди поют. А вот съем происходит как раз с помощью боа и хлопков, некто подзывает официанта и указывает на поющую, и ее отмечают боа. Больше она не выходит вместе с «моделями». Это все интересно только первое время, потом мелодии-перепевки надоедают, девушки поют все практически не двигаясь, этакие «бревна голосящие». Когда мы собрались уже уходтить, началось оживление. Были танцы – парень, очень пластичный и гибкий, и две девушки исполняли номер. Никаких вольностей, просто зажигали. Точнее зажигал парень, чувствовалось что ему нравится, чем он занимается и получает от всего удовольствие. Девушки были зажаты и держались в тени. Вот так все и менялось: песни, дефиле, песни, танец, дефиле. Не хватаем им хореографии и постановки. Не Тодес.
В следующий вечер мы ходили в кино на Аватар. Опоздали на двадцать минут, но оба уже смотрели фильм раньше, пришли за эмоциями мьянманского кинотеатра. Билет стоит 1200 чжа, около 40 рублей. На входе продаются всевозможные «питательные припасы» - мечта бурундуков: орехи, семечки, сухофрукты, жвачки, конфеты и др. Захватив пакетик с семечками, прошли в зал. Там раздавалось громкое чавканье, сплевывание, сопение и еще Бог знает что. Звук фильма был приглушен, на и кому он на английском нужен. Была бы картинка, а по ходу поймем идею). Мы не отстали от местных, начали сами лущить семечки, благо о местных «обычаях» уже знали. Все было бы ничего, если бы зрители сзади время от времени не кидались в нас фисташками, они люди мелкие, им не все из-за нас видно было, приходилось чуть сползать с кресел. Еще одна особенность кино – оно прерывалось! И только там я понял во всей красе высказывание: «Кина не будет-электричество кончилось!». Раз пять за сеанс на экране выскакивала надпись на бирманском, под обреченные вздохи зрителей – происходил сбой в подаче энергии. Перерывы были короткие, минута-две, как рекламная пауза. За это время многие успевали сбегать вниз и затариться новой порцией продуктов. Душевно посидели…
Пришлось мне на днях, а точнее вчера, сходить с друзьями на товарищеский матч между сборными Бангладеш и Мьянма.
Справка: Не удержался, съерничаю. Написано в газете игра между selected teams. Как нигде это оказалось правдой. Настоящие «отборные» ребята выступали. Где в Мьянме таких высоких и крепкий пареньков нашли, я даже ума ни приложу. Вся как на подбор, с ними дядька Черномор..то есть тренер. Хотя, даже при их росте они не доставали до бангладешцев.
Начнем по порядку. Посовещались и решили съездить на местный крытый стадион, название не помню, как говорится самим посмотреть, да себя показать. Стадион довольно презентативного вида оказался, напротив него стадион открытый, там проводятся футбольные матчи. Сам не был, но говорят вещь на любителя. В смысле тех, кто любит медленный футбол. Я в разговоре сумничал, дескать, в 70-е годы советский тренер здесь преподавал науку «бей-беги». На что мне парировали – это по ним не заметно. Мы немного отвлеклись, хотя еще и в общей теме «игра в мяч».
Приехали на стадион, поднялись по ступенькам и что мы видим?! Жадно хрумкующую, чавкающую и жующую толпу у самого входа. Они как саранча, в прямом слове, никаких обид, поедали початки кукурузы. Так как они их ели, я видел лишь в мультфильме про толстого хомяка и худого суслика. Вот как раз этот сусляк и пожирал все быстро и ловко, да зависть своему пушистому другу. Молодые мьянманцы, их было больше всего, еще успевали все это дело залить бутылочкой газировки, и еще прикупить с собой продуктов на случай голода. Как говорит мой дед, правда про быков – съестной попался. Так вот они все съестные, а отдачи ноль. Мелкие и худые, как жертвы концлагеря.
При мне был бутылек воды, а вот мои друзья решили взять лимонадика. Тут столкнулись с известной проблемой, чуть ли не общегосударственного масштаба – нехватка стеклянной тары. Продавец с помощью рук, ног, движений глаз и мимики лица попытался это объяснить. Мы же, хотя и зная эту особенность, сыграли в русского дурака. Развели руками, сказали, на чисто русском, что пакетиков и трубочек нам не надо, а тару, раз она ему нужна, обязательно вернем. Услышав совершенно незнакомую ему речь, продавец опешил, а мы, воспользовавшись моментом, нырнули в проход и были таковы.
Справка. Мы оказали честные и порядочные покупатели, тару ему во время перерыва вернули. Вот было радости то. Словно блудный сын вернулся.
Вошли в центральный зал, где и проходил матч международного значения – играли то две независимые страны, как никак.) Народу было не то чтобы много, но и не мало. И он все прибывал. Что сразу отметил, никаких билетов. Приходи, садись, смотри. А еще отметил большое количество детей, точнее школьников. Те, что младше 10 лет, были одеты в белые рубашки и лонджи (наподобие юбок для мужчин), такая получалась маленькая копия взрослого бирманца). А те, что старше 10 лет, как я понял, одевались уже в красные майки или рубашки. Хотя, могу и ошибаться, может это просто очень организованные болельщики. Кто поопытнее в этих вопросах, возможно, подскажут мне, что и как…
Мы нашли себе свободные места повыше, где лучше было видно всю площадку. Стали ждать, потягивая лимонад, а кто-то воду. Ожидание затянулось. Обе команды активно разминались, то перекидывались мечом, то играли в матерого выбивалу, стараясь попасть в корпус своего коллеги и прикладывали уйму сил. Наверное был зуб на что-то. С нашей стороны последовали первые замечания, касающиеся хороших кожаных мечей и задержки. Наверное, обе команды не рассчитывали в ближайшем будущем вновь играть и даже держать мяч в руках и старались во всю потренироваться загодя. У них это получилось. Потом начали другую игру – определение, какая же из команд сборная Мьянмы. Общими усилиями и острым глазом засекли, что у игроков в белой форме более мьянманские фамилии, чем у игроков в синей. Ваш покорный слуга, уже повидавший местное население, подметил главное – у синих кожа темнее, чем у белых. С ним поспешили согласиться, скорее из вежливости. Всем же понятно, что фамилии это довод посильнее цвета кожи.
Вы думаете, что я долго все описываю и к сути не перехожу?! А вы представьте нас, сидящих битые полчаса после официального старта игры и смотрящих на продолжающуюся разминку спортсменов. Вскоре ребята эти нам надоели, и мы переключились на зрителей, благо мы их тоже заинтересовали. Сидящие ниже нас на пару рядов группка девушек оглядывалась в нашу сторону, что-то шепталась, а потом тихо посмеивалась. При этом рядом с ними сидящие молодые люди почему-то хмурились. Впрочем, нас спасло начало игры. Спортсмены все же решились на проведение матч, чем сорвали громкие аплодисменты. Они вышли на площадку, пожали друг другу руки и…Не подумайте плохого, они опять стали разминаться. Горькое ууу, с нашей стороны не подействовало. Они его и не расслышали, будем предельно откровенны. А мы его и не высказали слишком громко.
Опустим еще минут пятнадцать разминки и приступим к игре. Смотреть было нечего, за пару часов игры было всего несколько хороших розыгрышей, да пара сокрушительных ударов, которые могли бы и жизни лишить попади он кому-нибудь в голову. Интересно было не на площадке, а в зале. Школьники в белых рубашках так задорно болели за свою сборную. Как они слаженно кричали: Myanmar! Ой, аж до сих пор в ушах этот клич. Сразу вспомнил азиатские, скорее китайские фильмы, когда две армии перед боем и с одной стороны доносится грозное – Хааааааа! И ему вторит другая армии – Вааааа. (этот как пример). Прям слаженное и мощное. Такое ощущение у меня возникало только на параде, когда солдаты кричат : Ураааа». Но, то солдаты и на параде, а тут дети до 10 лет. Кто их этому учил?! А иногда была речевка краткая, и нам, людям не знающим бирманский, отдаленно слышалось – Мьянма победит! Именно там я понял, почему американцы проиграли войну во Вьетнаме и почему англичане так долго не могли покорить Бирму. Пока есть такой дух в детях, это невозможно. Да, этот дух можно подорвать, сманить, пленить западными штучками и новшествами, но взять его на штык сейчас, в таком состоянии – невозможно. Как я уже отметил, билеты были не нужны и это на игре международного уровня, конечно со многими оговорками. Но эти дети видели все и болели за свою сборную. Вот с таких моментов и начинается любовь к Родине, зарождается патриотизм и гордость за страну. С самого детства, упустив этот возраст, потом ничем не вернешь эти возможности…
Сегодня посмотрел еще и тайский фильм, был у меня на диске записан. Оказался тоже патриотический. Там возврат ко временам Айютаи, и войне с захватчиком. Конечно, все, кто знаком с историей Таиланда, понимает кто этот захватчик, хотя нигде не это не проскальзывает открыто. Это бирманцы. Коротко о фильме – войска захватчика наступают, на их пути маленькая деревня. Они ее пытаются захватить. Деревни помогают прибывшие из современного Таиланда четверо ребят. Все заканчивается почти хорошо. Деревня спасена, а двое любящих друг друга «современников» жертвую собой ради своих предков. А перед этим произносят речь, в которой выражают любовь к своей земле и народу. Полный патриотизм, нескрываемая пропаганда. Особенно меня порадовал «пиар ход» - момент в фильме, как один из современников одаривает предка монетой, по старой традиции. Предок узнает, что на монете изображен нынешний король Таиланда (Рама IX я уже о нем писал). И вот он ход – Предок, он же староста деревни, призывает склониться всех жителей и почтить короля Таиланда, ибо он же правит, пусть и в будущем, но Сиамом и значит их король тоже, пусть они и в прошлом! В какая идея! Нынешний король Таиланда, правитель прошлого, настоящего и будущего тайского народа. А вы говорите российская великодержавная идеология…
Всех поздравляю с наступившим 2010 годом и прошедшими праздниками. Относительно долго, ведь все в мире относительно, я не писал ничего в своем ЖЖ по техническо-временным причинам. Эту тему я задумывал с самого начала, но все откладывал, копил ощущения и знания. Вот, попытаюсь их передать.
Возможно, для кого-то я открою большой секрет – но да, в Мьянме есть магазины, и что более необычно, даже крупные супермаркеты, или минимоллы. Хм, молл , все равно, звучит слишком громко - «молльчики». Хотя, по сравнению со многими московскими магазинами, кричащие направо и налево, что они молы, даже мьянманские «молльчики» на их фоне будут смотреться сносными моллами. Впрочем, что-то я отклоняюсь от тему в сторону. Стоит придерживаться правила – меньше семантики, больше субстантива! О как сказал)).
Оказавшись первый раз в мьянманском магазине поражаешься двум вещам: первое – здесь все есть, даже то, чего в жизни не встречал; второе – почему на коробке с «Тайдом» написано другое название? А на «Комете»? что-то здесь не так. И вы окажетесь совершенно правы. Большинство товаров представлены под собственными марками, хотя полностью копируют упаковку знакомых нам брендов. Это вначале несколько обескураживает, а потом привыкаешь. К чему человек только не привыкает, а, как известно, именно приспосабливаемость к изменяющимся условиям есть залог выживания. Вот местный производитель и выживает как может, создавая такие «подделки». Однако, кто может быть на 100% уверен, что купленный в Москве тот же «Тайд» окажется не подделкой? Тут хоть этого никто и не скрывает. И чего я привязался к этому порошку, мало ли других продуктов. Пойдем дальше, берем продуктовую корзинку, они здесь тоже есть, а в моллах даже тележки.

Вставка. Надеюсь, никого не обижает мой сарказм. Я знаю, что многие люди до сих пор при упоминании сочетания слов Юго-Восточная Азия представляют себе нищенские страны, где люди только и делают, что стоят по колено в воде и сажают ростки риса, а потом возделывают. Бездорожье, грязь и куча народа. Ну и конечно безвозмездная помощь Советского Союза бедным странам третьего мира. Многое из этого существует и сейчас, отрицать не стану. Но, очень многое изменилось в лучшую сторону. Еще 60 лет назад Сингапур был бедным рыбацким островком, а сейчас это ультрасовременный мегаполис, который поражает разум. А Малайзия? А Индонезия? Таиланд? Потихоньку за ними подтягиваются и другие страны. Уверен, придет время и Мьянмы, когда перестанут о ней говорить с нотками пренебрежения, и будут восхищаться ее достижениями.

Полки завалены всевозможными продуктами, товарами и посудой. Выбор широкий даже в самом обычном магазине, здесь можно купить все от пилки для ногтей, до бытовой техники. Главное определиться и сойтись в ценекачестве. Помните, в основе своем понятия гарантии на технику здесь не существует, лишь некоторые «крупные» магазины ее дают, хотя, по заверениям друзей, чаще не всегда ее удается использовать по назначению. Если что-то у вас сломалось, значит просто не судьба. В этом некого винить, вы сами сознательно шли на эту покупку. На данный момент из техники, я себе приобрел колонки Microlab с сабвуфером для ноутбука за 20 американских рублей, утюга Panasonic за 25 и наушники с микрофоном за 11 для общения по скайпу. Это как пример цен на технику, есть и значительно дешевле, чем в белокаменной, а есть и не слишком. Производится все, как и у нас, в соседнем Китае, мировой фабрике, или Таиланде. Как по мне, так тайская продукция качественнее. Вчера, гуляя по городу, заходили в магазины техники, приценивались. Зашли в «фирменный» центр Sony - отмечу, все было на уровне, хороший персонал и маркетинг – там чего только не продавалось, а какие телевизоры Bravia, а акустические системы! Ммм..Там. на втором этаже, была комната оборудованная под домашний кинотеатр, для нас услужливые продавец показал как все работает, посидели, минут десять посмотрели. Замечательно. Особенно мне там понравились белые кожаные кресла, это было нечто. Но, почему то, продавец не смог дать разумный ответ, сколько они стоят. Эх… Зашли в «дилерский центр» Samsung, что сразу бросилось в глаза – телевизоры молчат и с упреком в черных мониторах смотрят на бродящих около них посетителей. А ребус просто разрешился – в центре города отключили электричество. Видимо свой генератор они так и не купили. Какие уж тут продажи! Да, примечательно, туда же завалила группа сингапурцев, видимо решили прикупить что-то по-дешевке. Хитрецы, видно сразу по глазам.
Что мы все о магазинах да дилерских центрах?! Какой Восток без знаменитых базаров?! Они здесь тоже имеются во всей свое красе, для многих западных людей неприглядной красе. Но, спешу заменить, значительно лучше российских рынков, а тем более «Черкизона», тьфу-тьфу, чур меня. Здесь атмосфера намного приятнее и душевнее, если хотите. Ткани, шелка, золото, специи драгоценные камни, картины, резные статуэтки, фрукты и овощи. Всего и не перечислишь, лучше откройте сказки «Тысяча и одна ночь» и доверьте Шахерезаде-обольстительнице описать всю эту красоту, она сделает это во стократ лучше. Именно на рынке понимаешь почему Мьянму называли, да и называют, Золотой Бирмой. Такого количество золотых украшений и драгоценных камней я никогда не видел. Возможно, кого-то и не удивит все это разнообразие, побывали в Эмиратах и других восточных странах, а для меня это в новинку. Как по мне, так золото здесь ярче и золотее, если можно так выразиться. А какие кольца! А главное, вы сами можете заказать любой эскиз или довериться местным мастерам, и можете быть уверены, они постараются на славу. Цены на несколько порядков дешевле московских, конечно, если у вас намечается важное событие, например свадьба, и вы можете позволить себе приехать в Мьянму, не пожалеете. Торговаться здесь не только принято, но и нужно. Легко уменьшите цену на 30% минимум, на моих глаза это и происходило. Кстати, интересно идет торг между местным и туристом при не знании языка, чаще всего английского, с одной из сторон. Выход прост – калькулятор. Вводят цену, вы свою и так, пока не найдете компромисс…

P.S. Подогнать этот пост под прошлые пока не имею возможности, проводят здесь каие-то замены, связанные с интернетом и блокируют популярные сайт, в том числе ЖЖ. Захожу через прокси, а это свои ограничения накладывает.

Вставка: В первую очередь хочу расставить некоторые точки над i, в юго-восточной Азии я в первые, вследствие чего я могу удивляться и замечать те вещи, которые для многих покажутся малозначительными и обыденными. Кто-то через все это проходил ни один раз и ему могут показаться мои записи банальными. Извиняться за это не стану, я пишу для тех, кому это может быть, так или иначе, интересно.

Как вы помните, мы остановились на том моменте, как огромный боинг тайской авиакомпании совершил посадку в международном аэропорту Суварнабхуми. Самолет шел с задержкой в три часа, но не по вине компании или экипажа, а из-за штормового предупреждения, объявленного в Москве 21 декабря.

Вставка: О, да! Это был еще тот денек. Рейс Москва-Бангкок был в 18,20, из дома выехали около 13 часов, а прибыли в Домодедово в 20 часов. Кольцо стояло, снегоуборочная техника (около 11000 машин по официальным данным), которую городские власти бросили на расчистку дороги от навалившего снега, лишь мешала движению, создавая дополнительные помехи. Отчаянье, обида и злость накапливалась внутри, потом пришло полное безразличие. Совершив подвиг и добравшись до аэропорта, узнали, что рейс был задержан до 21,30. Чудеса Небес, не иначе!

Так или иначе, где-то позади осталась суровая Москва, укутанная в снежное манто, а впереди сверкая солнечной улыбкой, встречал меня весельчак Бангкок. Покидать аэропорт не стал, хотя оставалось несколько часов до рейса на Янгон. Решил исследовать то, что у меня есть на данный момент, а именно новенький Суварнабхуми.

                Вставка: Аэропорт был введен в эксплантацию в 2006 года, планировалось, что он полностью заменит прежний аэропорт Дон Мыанг. Но, из-за высоких цен на обслуживание не все решились туда переселиться. Отметим, что Суварнабхуми является «домом» для Thai Airways. Кстати, переводится «Суварнабхуми» с санскрита как «Золотая земля», по легенде некогда на территории Таиланда, Мьянмы и Лаоса располагалось древнее царство с тем же названием. Забавный момент, аэропорт не всегда так назывался, в плане застройки он именовался по местности, где находился -  Нонг Нгухау – Болото Кобр. Да, не самое благозвучное название для главного аэропорта страны и центральных врат в Таиланд. Так, по всей видимости, подумал и тайский король Пумипон Адульядет, он же Рама IX и самый долго правящий из действующих монархов и правителей Сиама (Таиланда). Обдумав вопрос, вынес свое решение – дать аэропорту более благозвучное имя – Суварнабхуми.

Еще дома я узнал, что с ноября сего года в аэропорту предложен сервис бесплатного wi-fi. Обидно было этим не воспользоваться. Впрочем, обидно и стало…Но, все по порядку. Персонал аэропорта об этой системе и слыхом не слыхали, посылали меня все время в местное интернет-кафе, где 20 минут стоили 30 батов, порядка 1$. Цена не то, чтобы слишком большая, но когда знаешь, что есть бесплатный вариант…Сдаваться не собирался, найдя рекламу, спрятанную в углу за табло всех компаний, обосновавшихся в Суварнабхуми, понял к кому надо обратиться. Оказалось все просто – справочная, которая, на мой взгляд, тоже пряталась в тени обменных пунктов и туристических афиш, предлагающих поездки в любую точку страны. Тут же бегали зазывалы с пластиковыми табличками, на которых кириллицей написано одно лишь слово, но дорогое для каждого пляжного туриста – Пхукет. Зазывалы улыбались во весь рот и, показывая куда-то в сторону, повторяли: «Пхукет..Едем в Пхукет…Кочешь в Пхукет..Туда». Они ни в коем случае не кричали и не гомонили. И от этого, действительно, захотелось на этот остров. Эх…но нам в другую сторону, Пхукет подождет . Справочная.

                Справка: Пару слов о Пхукете. Это один из самых, если не самый знаменитый курорт в Таиланде, отчего и цены на него высокие для обычных туристов. Есть, конечно, люди, которые всегда смогут устроить не плохой быт за небольшие деньги.  О таких можете почитать здесь: http://traveliving.org/

И еще, знайте, что Патайя и Пхукет одни из самых свободных в моральном смысле мест на земле. Здесь вам будут доступны любые развлечения, которые вы себе можете представить, и даже те, которые и в голову не приходили. Мой сосед по самолету, предостерегал неопытных туристов – будьте предельно осторожны с теми, с кем ложитесь в кровать. Может оказаться, что та свободная пленительная красавица была.. в общем, вы поймете, что – это был не Nescafe!

В справочной улыбчивая тайская девушка без лишних вопросов выдала мне заштрихованный конвертик, внутри которого меня ожидал заветный ключик и логин. Поднявшись по эскалатору в зал ожидания и пройдя необходимую процедуру осмотра, оказался в огромном длинном холле. Вокруг меня, завлекая яркими вывесками, расположились бутики, где можно купить все, что угодно, и то, что поместится в вашу ручную кладь или чемодан. Но, имея на руках заветный конвертик, отделяющий меня от безграничного паутины, я откинул все лишние мысли и побрел искать свободные места. Предварительно сверился с табло вылетов, нашел свой рейс до Янгона, определил врата отправки.

                Вставка: Все очень удобно в аэропорте устроено. Табло практически на каждом шагу, показывают на двух языках английском и тайском – предельно четко и ясно. Стрелочки с номерами врат (gate) – они же выход к самолету – ведут вас до самого конца. Не заплутаете.

Свободное место найдено, ноутбук открыт, пытаемся найти сеть. Сеть найдена, вводим все указанное в конвертике и…тишина. Нет контакта. Пытаемся и так и сяк, выходит все же кавардак. Это я взял на себя, с wi-fi я не работал, может, что и не так сделал. Как говориться - Факир был пьян и фокус не удался. Обидно…Но, буду вновь в Бангкоке, попробую еще раз, заранее вооружившись информацией о правильном подключении и методе работы).

На связь надо было выходить, есть сотовый. Сигнал имеется. Живем! Пишем смс в Россию, доходит. И даже пришел ответ. Красота. Отправляем вновь смс и она не уходит, а вот денежки то снимаются, около 20-25 деревянных. Опять обидно. Не отчаиваемся, ведь уже подали первые признаки жизни.
Надо теперь побеспокоиться о собственном положении. Отправляемся в первый же обменный пункт, такие фиолетовые стойки, где, опять же, молодые и улыбчивые девушки быстро переводят мои зеленые с Александром Гамильтоном на купюре, в местные баты с Рамой IX. Опробуем на практике, за нами не заржавеет. Заходим в первый же магазин и берем самое необходимое на юге – воду, по 35 бата за бутылку (0,5) (считай чуть больше 1 $). Дороговато, но это же аэропорт. Утолив первую жажду, как физическую, так и знаний. Отправляемся дальше бродить. Магазины нас совсем не интересовали, все, как и везде.      Отмечу местную службу охраны, они, крепкие тайские парни, разъезжают по всему аэропорту на таких двухколесных «пылесосах с ручкой», не помню, как они называются, останавливаются, время от времени, чтобы подзарядить своих боевых коней, попить воды и посмотреть телевизор. А вот пешая охрана в основном состоит из лиц женского пола. Видимо, не всякий способен управлять таким сложным механизмом двухколесным.
В атриумах выстроены подобия храмов, в которых валом навалены игрушки и стоят стеклянные кубы для пожертвований, полные купюр с хитро смотрящим из-под очков тайским королем. Я ему подмигнул в ответ. Есть там и большие фигуры, к примеру, перетягивающие «канат-змею» демоны и добрые духи, отличить их можно по цвету кожи, у демонов она темнее, и клыки у демонов  длиннее, чем у добрых духов.  В центре композиции стоит на черепахе божество из индийской мифологии. Удивляет, не более.

Перекусить и поесть можно в любом ресторанчике и забегаловке, благо здесь их предостаточно. Лично я купил себе подобие сэндвича: между двумя кусочками хлеба, подобие московской плюшки, слоями разложены помидоры, зеленый салат-латук, свежие огурцы, ломтики ветчины, все сдобрено соусом аля майонез. Стоит это нехитрое, но очень вкусное дело, порядка 180 батов. Не пожалел, что взял его и советую другим. По желанию вы можете здесь найти рестораны тайской, китайской, японской и других восточных кухонь, fast food на любой вкус и запросы. Цены вполне приемлемы.

После экскурсии по аэропорту, пошел в свое крыло Е, где вскоре должен был отправиться самолет до моего конечного пункта. Длинный прохладный холл с горизонтальной движущейся дорожкой и цветами в полуколоннах, тихий разговор местных. Тайцы, по крайней мере, в аэропорту говорят очень тихо, а если вообще шепотом, как замечал мой попутчик, о котором я уже упоминал, значит, они ругаются или проклинают). Совсем на нас не похоже. Кстати о русских, многие, не все, вели себя в аэропорту слишком свободно, говорили на повышенных тонах, громко смеялись. Иногда казалось, когда заходила группа мужчин, что завалило стадо зубров. Все под два метра, такие «супер-бизоны» из рекламы Рондо, и рев их соответствующий. Тайские хрупкие девушки жались, что-то тихо пытались отвечать и быстрее обслужить покупателей. Из противоположного зала ожидания, где расположилась русская группа, долетали звоны бутылок, тосты и громкий смех. Две молодые девушки, американки, как я понял, посмотрели в ту сторону, покачали головой и только сказали: «Russians». Знаю, что далеко не все российские туристы подобны этим, но обидно, что именно такие группы и ложатся в основу домыслов и предубеждений у других народов. И сколько бы миллионов евро государство не тратило на международный пиар, пока сам, каждый человек в отдельности, не поймет, что за границей он представляет не только себя, но и всю страну, до тех пор мы будем удивляться «дикому о нас мнению» со стороны иностранцев…

 
 

Перво-наперво начну с этих трех пунктов:

1 – Хочу выразить свою признательность dragon_naga за его не только интересные, но и очень полезные материалы по Мьянме. Столкнувшись с первой местной сложностью, а именно с особенностью открытия почты gmail.com, решение нашел в посте данного автора.

2 – В этом журнале я буду писать о своих буднично-бытовых ощущениях проживания в Союзе Мьянме, отмечать культурологические или лучше сказать около-культурологические моменты. Все здесь написанное носит сугубо субъективный характер и не претендует на объективность.

3 – Вопросы о работе прошу не задавать, а на заданные не ждите ответа

 

В наше время, когда «железные птицы», расправив свои металлические крылья, могут доставить любого человека  практически в произвольную точку на карте мира, остается все меньше мест, где бы ни ступала нога человека, а уж тем более ботинок туриста…

                Вставка: У меня в квартире по стенке пробежала бледно-коричневая ящерка. Как она сюда попала большой вопрос. Хотя, чему удивляться – здесь возможно все.

Немного отвлеклись от темы, но вернемся. Возникает немой вопрос, где же я нахожусь. Спешу ответить в Юго-Восточной Азии. Кто-то вспомнит Таиланд: Thai Airways, суп Tom Yum Goong, знаменитый массаж, курортный остров Пхукет; кто-то Вьетнам с его славной историей и народом, хорошими  местами для отдых; другие припомнят Лаос и Камбоджу – что-то далекое, но и знакомое в тоже время. Можно пойти дальше на юг, пересечь границу с Малайзией, выйти к Сингапуру, перелететь\переплыть до Индонезии, а там райский Бали во всей красе. Но…Вы меня там не найдете. Я в Мьянме, Союзе Мьянма, более известна страна под старым названием Бирма. Сюда занес меня ветер жизненных перемен. Как все сложится, покажет лишь время…

От заснеженной Москвы до солнечного Янгона нас отделяют несколько тысяч километров или около 10-11 часов перелета, не учитывая времени затраченного на пересадку. Спешу отметить, что на многих картах и атласах, выпущенных до 2006 года, Янгон указан в роли столицы Мьянмы, однако эти данные не отображают действительности. Столица Союза была перенесена в новый, специально для этого запланированный и продолжающий застраиваться, город Нейпьидо. В тоже время Янгон держит первенство по народонаселению и сохраняет свою экономическую и социально-культурную важность для государства.

Свой путь до места назначения я провел на борту самолетов компании Thai Airways, осуществляющих 4 рейса в неделю. До Бангкока, а именно там была намечена пересадка, перелет занял около 9 часов, но они для меня пролетели очень быстро, даже не почувствовал усталости. Скорее всего, это результат комфортных условий, предоставленные компаний (двухразовое питание, напитки, доступные для каждого пассажира персональные мониторы с возможностью выбора между просмотром кино, музыкой и играми, плед и подушка, ну и конечно улыбчивый и вежливый персонал). Кстати о персонале, стоит отметить, что тайские девушки на корабле были достаточно высокого роста, миловидные. Но, с этим стоит быть аккуратнее в этом регионе. Как заметил мой многоопытный сосед, летающий вместе с супругой в Таиланд на Новый Год уже 4 год подряд, «самое красивое выходит из-под ножа».  По его мнению, основанном на форме гортани и рук, которые не подвергаются пластическим изменениям, как раз самая красивая стюардесса была некогда мальчиком. Не могу судить об этом наверняка, но что-то в ее облике действительно подкрепляло доводы соседа. Ночной перелет, где большую часть времени провел в дреме, завершила посадка самолета в международном аэропорту Суварнабхуми (Таиланд). Где-то там под плиткой и железобетонной массой скрывалась чужая земля, на которую ступила моя нога…

                Вставка: Ящерка куда-то уползла.